1-ый президент «Зенита» окончил жизнь в психдиспансере. От Владислава Гусева отвернулись даже друзья

Фото:
spbsj.ru

Все анонсы на карте

В начале нулевых в Петербурге можно было повстречать известного на весь город футбольного комментатора. Правда, он не постоянно мог выяснить того, кто его встречал. А если узнавал — гласил что-то такое, что собеседник осознать не мог, да и сам говоривший навряд ли осознавал. Если б к этому человеку показали больше внимания — может, его удалось бы вынуть из неудачи.
Сам он ринулся помогать «Зениту» в те времена, когда клубу было в особенности тяжело. Владислав Гусев, ставший первым президентом «Зенита», выручал его от развала. Но не выручил самого себя.

Судьба Гусева на всероссийском ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) была недолгой. Но он комментировал исторический матч Наша родина — Камерун

Даже болельщики со стажем не помнят, кто комментировал матч чемпионата мира 1994 года Наша родина — Камерун, в котором Олег Саленко установил рекорд, забив 5 мячей. Просмотр записи той игры, транслировавшейся Первым каналом, вызывает мурашки ностальгии: на поле Валерий Карпин, Игорь Корнеев, Игорь Ледяхов, Омари Тетрадзе, Виктор Онопко, в воротах — Станислав Черчесов, сегодняшний тренер сборной. Объясняет игру Владислав Гусев.
Он был незаметным комментатором. Глас — доверительный, вкрадчивый, мягенький тембр. По манере похож то ли на Евгения Майорова, то ли на Владимира Перетурина. Судьба Гусева на всероссийском телевидении была таковой же недолгой, как и судьба в «Зените», где он занимал пост президента в начале 90-х. Он в качестве комментатора поехал еще на чемпионат мира 1998 года во Францию, но там уже не работал. Молвят, отстранили. Вообщем, деталей уже никто не помнит.
История «Зенита» понимает семерых президентов. Первым был Гусев, игравший в 1960-х за ленинградское «Динамо». К слову, из данной для нас футбольной команды вышло несколько узнаваемых на всю страну комментаторов — Виктор Набутов, Перетурин, Геннадий Орлов. «Зенит» — мощь, сила, движение, а динамовцев ленинградские болельщики футбола обожали за «узоры», вспоминают ветераны. Это была умственная команда.

В 1990-м году, самое «черное» для петербургского футбола время, был сотворен «Ленинградский городской ФК „Зенит“. Он и „породил“ первого президента. Вокруг его предназначения либо выборов существует несколько легенд. Одни молвят, Орлов порекомендовал первому заместителю председателя ленинградского Горисполкома Александру Большакову направить внимание на Гусева, отпрыска Алексея Гусева, первого председателя спорткомитета городка на Неве, комиссара Дивизии народного ополчения во время Блокады.

Согласно иной версии, президента „Зенита“ назначили чуток ли не по алфавиту. В спорткомитете городка было заседание на эту тему. Первым на буковку „В“ шел Васильев Анатолий, но он был главой местной Федерации футбола. Позже окрестили Гусева, тот согласился. Власть в любом случае была в курсе. Хотя ей тогда было не до футбола.

Средств у „Зенита“ в начале 90-х не было, игроки получали по 100 баксов. Знаменитый Морозов отказался тренировать клуб

В 1990-м году „Зенит“, у которого не было средств (предприятие ЛОМО, финансировавшее клуб, созодать этого больше не могло), занял 18-е пространство в первой лиге чемпионата СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии). А в 1991-м под управлением Юрия Морозова вылетел во вторую союзную лигу. Далее было расчудесное возвращение в высший свет, благодаря развалу СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и образованию Русской Федерации. Лишь средств у „Зенита“ не прибавилось.

Морозов, утомившись тренировать команду, не имеющую перспектив, послал всех весьма далековато прямо на заседании Федерации футбола Петербурга. Когда Анатолий Васильев заорал: „Юрий Андреевич, а кто же тренировать команду будет?“, Морозов, направляясь к выходу из зала, показал рукою на Вячеслава Мельникова. Его ассистента по штабу, чемпиона СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) 1984 года в составе „Зенита“ — начинающего тренера.

— Времена стршные были. Средств у „Зенита“ не было, — вспоминает Мельников. — Юрия Андреевича добило то, что в ЦСКА ушел заступник Денис Машкарин, которого мы наигрывали все межсезонье. Клуб не выполнил обещаний, которые давал Морозову. Меж президентом Гусевым и основным тренером произошел конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия). Юрий Андреевич не желал без средств работать. Тем наиболее ему поступило предложение из Эмиратов. Морозов решил, что я без средств работать смогу. Так я стал тренером „Зенита“.

Весь год петербуржцы пробовали удержаться в высшей лиге, играя молодежью. Ребята по 100 баксов получали. Но все-же вылетели. „Текстильщик“ предлагал поделить очки во втором круге, „Зенит“ отказался, этого балла позже не хватило, чтоб остаться в элите.
Забавная история тех пор: сине-бело-голубые из-за отсутствия средств и неловких рейсов два раза слетали на восточный край Рф, в Находку, где базировался клуб „Океан“. На матч по календарю запоздали, руководители „Океана“ не согласились перенести игру на несколько часов, закрыв перед прибывшими стадион. „Зенит“ выхлопотал в РФС право на 2-ой приезд, доказав, что задержка произошла не по вине клуба, но не отыскал в Находке очков: „Океан“ выиграл 3:2. Мельников еще пару сезонов работал основным тренером „Зенита“, пока в город не возвратился Павел Садырин при поддержке мэра Анатолия Собчака.
1-ый тренер сине-бело-голубых в русской истории заработал за эти сезоны таковой стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз), что заклялся тренировать проф команды. Докторы воспретили. На данный момент Мельников работает основным тренером в детской футбольной школе Петербурга.

Гусев настроил против себя всех. Его даже стукнул в раздевалке игрок „Зенита“

Не прошла безо всяких следов работа на президентском посту и для Гусева. В конце 1992 года, когда „Зенит“ вылетел из высшей лиги, он настроил против себя всех. На заседании в клубе, когда подытоживали, 2-ой тренер команды Анатолий Зинченко (1-ый русский легионер, уехавший в 80-м году в „Рапид“) встал и произнес: „Я в этом балагане участвовать не желаю!“ В итоге тренерский штаб остался. А Гусева с должности сняли.
Апогеем его мучений на посту президента стал вариант, произошедший опосля матча в Воронеже, где „Зенит“ проиграл на финише чемпионата „Факелу“ — 0:1. В раздевалке президента стукнул футболист „Зенита“ Алимджон Рафиков, приглашенный в середине сезона из душамбинского „Памира“. То ли Гусев при всех обвинил Рафикова в сдаче матча. То ли Гусева в кое-чем заподозрили — прогуливались слухи, что судью матча дали средства, но тот судил не в пользу того, кто их отдал. Так либо по другому, это был безобразный инцидент, подорвавший и без того шаткий авторитет президента.
По ходу сезона замечали странности в его поведении. Гусев закрывался в собственном кабинете. Нервно реагировал на слова окружающих. Мог накричать. Хотя по природе был интеллигентный, воспитанный человек.
»Гусев почти все годы преподавал в Институте аэрокосмического приборостроения. Оттуда перебежал в институт физкультуры имени Лесгафта, — ведает заслуженный тренер Рф Марк Рубин, возглавлявший Кафедру футбола и хоккея. И воспитавший Владислава Радимова, когда был тренером школы «Смена». — Гусев работал под управлением Николая Люкшинова. Воспринимал роль во огромном количестве проектов. Кандидат наук. Защитил диссертацию («Движение вратаря при выполнении 11-метрового удара»). Суровый мужчина, требовательный. Тянуло его в журналистику, в комментаторство. А когда он был президентом «Зенита», ему не посодействовали. Тогда никто не осознавал, что такое президент футбольного клуба, что такое проф футбольный клуб. Времена такие были… Депутаты орали: «Какой „Зенит“? У нас люд подкармливать нечем! В Петербурге была разруха, вызванная перестройкой. Никто не согласился тогда выручать „Зенит“. А Гусев переживал за клуб. Решил, что сумеет ему посодействовать. Правда, окружил себя лоботрясами. Неопытный был в этом деле человек».
«Он был на собственном месте, когда вел на ленинградском телевидении программки «Спорт. Спорт. Спорт», «Стадион», — считает петербургский журналист Сергей Бавли. — Размеренный, интеллигентный, приятная наружность. Комментировал различные виды спорта. А президент «Зенита»… Тогда кругом были бандиты! Средств у клуба не было. В футболе необходимы были президенты-решалы. Из Гусева «решала» таковой же, как из меня балерун Мариинского театра. Естественно, стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз), заболевания. Неплохой мужчина. Не слышал о нем ни 1-го отвратительного слова. Единственное, в чем можно его можно было обвинить, это в том, что он согласился стать президентом «Зенита». Но другие-то отказались».
Опосля «Зенита» Гусев работал комментатором на телевидении. В том числе комментировал матчи итальянского чемпионата, которые в середине 90-х передавал 5-ый канал. Трансляции воспользовались обезумевшой популярностью у болельщиков. В первый раз в Рф демонстрировали забугорный чемпионат, в котором игрались звезды: Роберто Баджо, Джанфранко Дзола, Джорд Веа, Алессандро Дель Пьеро и остальные. Гусев — один из тех, кто кропотливо готовился к репортажам, изучал составы установок, что-то отмечал фломастером. Футбол он знал, осознавал.

Правда, все почаще окружающие замечали странности в поведении. Нередко что-то путал. Забывал о договоренностях — в том числе касающихся работы. Гласил невпопад либо «нес пургу» на людях. Позже новейшие власти городка на Неве закрыли спортивную редакцию 5-ого канала. И Владислав остался без работы. Пробовал возвратиться на Кафедру футбола института Лесгафта, но и там, слушая его, пожимали плечами. Случилось самое ужасное, что быть может в жизни известного человека: он оказался никому не нужен. Молвят, начал выпивать.

Гусева можно было спасти — требовались средства. Но не посодействовали даже друзья

«Время, когда он работал президентом «Зенита», я вспоминаю с страхом, — гласит Тамара, 2-ая жена Гусева. — Его тогда все бросили. Никто средств не давал. В кабинете «Зенита» работали всего несколько человек — там даже отопления не было! Его «подставляли». Крали. Прибегали с безрассудными очами, орали: «Где заработная плата? Мне нечем семью подкармливать! Ты президент „Зенита“! Ты должен!» А он что мог? Ему самому средств не платили. Какие-то сапоги выдавали.
Наша семья на мне держалась, поэтому что я работала тренером по аэробике. С утра до ночи бегала, чтоб что-то заработать. На эскалаторе метро перекусывала булочкой. У нас дочка малая росла. Осознаете, Слава — человек науки, футбола. Он не «купи-продай». В этом смысле он не мог быть президентом «Зенита». В клубе ему никто не помогал. Все занимались своими делами. А он бегал с утра до вечера, находил средства. Пробовал спасти клуб от банкротства».
Когда Тамара сообразила, что супруг очень хворает, отвезла его в клинику имени Бехтерева. Там проверили мозг (центральный отдел нервной системы животных, обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий собой компактное скопление нервных клеток и их отростков). Выяснилось, что он работает отчасти. Шейный отдел «забит», сосуды в страшном состоянии. Тамара считает, что в тот момент супруга еще можно было спасти — нужна была определенная помощь, всеохватывающее исцеление. Правда, дорогостоящее. Организовать его не удалось. Тамара пробовала что-то создать своим силами, другие от Гусева отвернулись. Даже самые близкие, кого он считал друзьями.
Их соседи, знавшие о неудаче, порекомендовали Тамаре найти супруга в психоневрологический диспансер Красносельского района. Там хорошие условия, о нем хлопотали. Земля лечебницы — большая. Гусев бегал, занимаясь по старенькой памяти физической культурой. Время от времени пробовал возвратиться в прежнюю жизнь. В один прекрасный момент покинул стенки диспансера с библиотечной книгой в руках. Дошел пешком до Столичного вокзала. Его тормознули и произнесли: «Забирайте».

Опосля одной из таковых пробежек Владислав лег на свою кровать в палате. И больше уже не пробудился. Случилось это 22 октября 2005 года, ровно 15 лет вспять.
Похоронен он на Казанском кладбище Пушкина. Там же установлен монумент. Средства выделил «Зенит», посодействовал Марк Рубин. Надпись на плите: «Гусев Владислав Алексеевич. Ученый. Спортивный комментатор. 1-ый президент ФК „Зенит“.
В Сестрорецке, недалеко от Петербурга, уже 13 лет проходит футбольный турнир памяти Владислава Гусева.
Футбол — наилучшая память о нем.

Видео денька. «Эвертон» обыграл «Брайтон»


ПОНРАВИЛАСЬ НОВОСТЬ:
1-ый президент «Зенита» окончил жизнь в психдиспансере. От Владислава Гусева отвернулись даже друзья
— поделись ссылкой на НАШ веб-сайт

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.